Николай Цискаридзе — о покушении на Филина: «Я тут абсолютно ни при чем»


Первый звонок — маме Сергея Наталье Сергеевне.

- Это правда, что Сергею угрожали?

- Да, он неоднократно жаловался. Все это началось 31 декабря прошлого года. Началось с того, что кто-то взломал его почту и страничку на фейсбуке и стал писать всякие гадости. Мы закрыли ее. Потом начали звонить по телефону и молчать в трубку.

- Сергей обращался в полицию?

- Он планировал это сделать, но не успел. Сегодня утром нападения продолжились — ему прокололи шины машины. Я была у него ночью в больнице, он в тяжелом состоянии. Молюсь о том, чтобы глаза у него видели. Если бы я знала, кто это сделал, сама бы притащила его в полицию.

Следующий адрес — 36-я горбольница. Время — 10 часов утра.

- Диагноз пациента такой — ожог лица и шеи 2,3, 4 степени, — пояснили медики. — Сразу, как он поступил, мы обработали ему кожу щелочью, что нейтрализовать кислоту. Лицо, конечно, обезображено, потребуются пластические операции. Кислота попала на волосы, они вскоре будут выпадать. Наверно, ему потребуется носить парик. Но что самое страшное, у пациента химический ожог 3 степени роговицы глаза. Это довольно серьезное поражение, в будущем потребуется пересадка роговицы. Сейчас Сергей видит на 40% — это 4 строки в таблице. Окончательный прогноз касательно его зрения можно будет сделать через 2 недели. Как мы его лечим? Во-первых, закапываем в глаза препараты, улучшающие кровоснабжение. На лицо наложили сухую маску, чтобы побыстрее сформировался так называемый сухой струп. После этого мы проведем операцию, в ходе которой уберем мертвые ткани, чтобы не началось нагноения. После этого надо делать косметические операции. В принципе он находится в удовлетворительном состоянии. Единственное, ему психологически тяжело, он подавлен.

14 часов. Новости неутешительные.

Теперь он вообще ничего не видит, — рассказали врачи.- У него помутнела роговица. Сейчас его осматривают представители московского департамента здравоохранения. Думают, как проводить дальнейшее лечение. После операции специальным самолетом Сергея перевезут в Бельгию, в один из лучших в Европе ожоговых центров. Но есть факт вселяющий надежду — угроза жизни миновала.

Кстати, Филин смог рассказать докторам подробности про нападение. По его словам, все произошло молниеносно. Сергей вышел из машины и направлялся к подъезду. На его голове был капюшон, поэтому обзор был ограничен. Человек в маске подбежал сбоку, и когда Сергей обернулся, плеснул ему в лицо кислотой. Глаза худрука были полностью открыты в этот момент, кислота залила их полностью, также пострадали шея, рот, уши… Веки при этом практически не пострадали. Сергей не растерялся — стал снегом смывать едкую жидкость.

К сведению, от супруги худрука, которая не отходит от его больничной койки, пока скрывают истинное состояние мужа. По словам докторов, Мария Прорвич выглядит расстроенной, но ведет себя психологически спокойно.

Большой театр больше напоминает сейчас штаб военных действий, чем храм искусств. Толпа журналистов, камер, подходят артисты. После первого шока руководство театра пытается хоть как-то оценить события. Во-первых, зачитывают телеграммы, которые прилетели со всего мира — Бриджит Лефевр из Парижа, Малахов из Берлина — все артисты, руководители балетных трупп потрясены случившимся. Директор Большого театра Анатолий Иксанов рассказывает:

— Сергей приходил ко мне буквально вчера и говорил: «Я как на линии фронта нахожусь. Это продолжается уже две недели». Я успокоил его как мог, сказал что сам уже много лет нахожусь как на линии фронта. Но даже после случившегося не буду пользоваться охраной. Замминистра культуры Бусыгин уверяет, что этот вопиющий случай — наезд не только на Большой театр, не только на конкретную личность, но и атака на всю культуру. Замминистра намерен просить взять под контроль это дело генерального прокурора Чайку.

Это все слова, как говорится, на «пепелище». Все уже случилось. Но почему? Что послужило причиной? Мы поговорили с другом Сергея Филина Владиславом Лантратовым, ведущим солистом Большого театра.

— У нас у всех шоковое состояние. Это за гранью добра и зла.

— Вы когда последний раз Сергея видели?

— 15 января, после спектакля «Лебединое озеро».

— А вы слышали, что ему какие-то угрозы поступали?

— Конечно слышал! Вся трупа знала, что ему угрожали. Ему постоянно поступали звонки и молчали в трубку. Все это известно. Но никто конечно не думал, что дойдет до такого. Просто не люди, а звери какие-то

— А когда ему звонили с угрозами, выдвигали ли какие-то требования…

— Я знаю, что доставали именно звонками, без всяких слов. Безостановочно звонили. То есть на телефон, по видимому, была совершена хакерская атака. Кроме того, ему взломали электронную почту. И вот эта история со взломом не исключено, может вывести на какой-то след. Нам удалось заполучить фрагменты из переписки Филина.

Как выясняется, взлом произошел ровно неделю назад и как будто бы была создана страница Филина на фейсбуке, где писали от его имени. Самое интересное, что после покушения на Филина, страница исчезла, как будто ее и не существовало. Однако «МК» удалось получить некоторые ее фрагменты.

На первый взгляд кажется, что ничего такого уж криминального или сенсационного в этой переписке нет. Кроме…  неприязненных отношений с Николаем Цискаридзе. К слову — оба они в тот злополучный вечер были в МХТ имени Чехова на юбилейном вечере Станиславского. Правда порознь, поскольку между ними, все знают, очень непростые отношения. Из переписки также явствует, что у Филина имелись серьезные разногласия и с заместителем гендиректора театра Антоном Гетманом. 

Кроме того, будто бы Филин 24 июля 2012 года писал своей корреспондентке, некой Татьяне Левкиной, о проблемах со своими заместителями Натальей Маландиной и Русланом Прониным (последний и сейчас является заведующим труппы Большого театра): «Он оказался темным и тащит одеяло на себя, не прикрывает меня, а наоборот, только разжигает огонь. В декабре буду убирать и назначу Ветрова Сашу, думаю пока так!». Зная таланты хакеров, можем предположить, что писал не Филин, а кто-то, стилизовавшийся под него. Но тем не менее Маландину Филин все-таки перед Новыми годом перевел из штата на контракт. А вот Пронина не тронул, теперь он будет ВРИО худрука. Инспирирован текст в фейсбуке или является подлинным — на этот вопрос ответит следствие. Но очевидно, что если текст сделан под Филина, его мог составить только тот (или те), кто хорошо знал ситуацию изнутри. Та же Левкина писала Филину еще 15 октября 2012 года: «Я вспомнила про Янина… Будь осторожен, как бы они какой компромат не собирали… Я все письма стираю уже больше года…»

— Хакер, который взломал почту Сергея, уже арестован, — сообщает Анатолий Иксанов.

Напомним историю с Яниным. Как известно, Сергей Филин пришел на должность художественного руководителя труппы Большого театра 18 марта 2011 года. И его назначению предшествовали драматические события и беспрецедентный в истории театра «порнографический скандал», связанный с публикацией в Интернете интимных фотографий Янина, тогдашнего заведующего балетной труппы Большого. Его, по слухам, тогда собирались назначить исполняющим обязанности худрука.

Борис Акимов несколько лет руководил балетом Большого театра. Мы поинтересовались у него — а он на этой должности что-то подобное испытал?

— Да, я с этим сталкивался, но, разумеется, не в такой чудовищной форме. На меня давили, ставили условия, было очень неприятно. Это вообще очень сложная должность, поскольку приходится иметь дело с амбициями балетных актеров.

Судя по масштабу прессинга на Сергея Филина (беспрестанные звонки со зловещим молчанием, взлом почты, прокол шин автомобиля), можно предположить, что акции эти хорошо организованы, спланированы и нацелены на одно — заставить его добровольно уйти с поста худрука балета Большого театра. Кому же и для кого понадобилось расчистить место? В свое время после ухода с этого поста Юрии Бурлаки, в качестве наиболее вероятных кандидатов на вакантное место называли бывшего балетного директора Маринки Махарбека Вазиева (ныне возглавляет балет Ла Скала и контракт с миланским театром до лета 2012 года тогда не позволил последнему занять высокую должность). Другим претендентом на балетный престол, никогда и не скрывавшим своих честолюбивых амбиций, тогда числился Николай Цискаридзе…

Николай ЦискаридзеМы дозвонились Цискаридзе и вот что он нам рассказал.

— Николай, вы, наверное, догадываетесь по какому поводу я звоню — Филин…

— А я-то чем могу помочь?

— Люди начинают показывать пальцем, говорить о борьбе за пост…

— Мне это всё безразлично. Мне уже ночью позвонила какая-то девочка-корреспондентка, я тоже ее спрашиваю — «А почему набираете мне?», а она отвечает: «Пресс-секретарь Большого театра сказала звонить вам!».

— Ну знаете, эмоциональный выпад…

— Не думаю. Судя по тому, что наше руководство заявляет уже с девяти часов утра… Но я тут абсолютно ни при чем. Хочу также обратить внимание, что в фэйсбуке появились письма Филина, где он оскорблял не только меня, но и многих артистов, называет «хорьками», уж извините!

— Но, говорят, страница фальшивая…

— Страница-то фальшивая, но письма, к сожалению, настоящие — кто-то взломал его почту и выставил. Факты там настоящие описаны. Это абсолютно его речь — то, как он изъясняется. Сейчас они хотят замять этот скандал, перевести стрелки. Предлагают журналистам ко мне обращаться.

— У меня только один вопрос: подобные методы в решении споров приемлемы?

— Такие вещи всегда были. Либо когда человек связан с большими деньгами (а здесь есть очень много нареканий, судя по этим письмам), либо когда есть любовные истории. То есть и то, и другое к этом человеку имеет прямое отношение. Всё в фэйсбуке выставлено.

— И деньги, и любовные отношения?

— Да. И такие разборки только так делаются. Всё остальное решается не этими методами. И за должность так никто не борется…

— Второй раз уже с балетными кадрами в Большом такие скандалы: с Яниным…

— Ну так во главе театра кто стоит?! Кто набирает этих людей в театр? Про господина Янина все всё знали всегда! Все и всё, не понимаю, что за проблема была? Но, извините, это была личная история. Вмешательство в личную жизнь. И никакого отношения к Большому театру это не имело. И при чем тут я? Я не ходил, я его не обвинял, в отличие от половины тех людей, которые потом — заметьте! — получили должности: они выступали против Янина на собраниях. Меня же там не было!

— Но всё-таки публика шокирована: плеснуть кислотой в лицо!

— Знаете, после того скандала, который был в интернете с письмами, как-то выглядит всё очень гладко. Недаром всё это было слишком быстро удалено. Но, уверен, это снова появится сейчас. Вы прочтете и сделаете выводы. А пальцем указывают те, кому это безумно сейчас выгодно.

Гендиректор театра Станиславского и Немировича-Данченко, (там в 2008-2011 гг. работал Филин) Владимир Урин крайне удручен случившимся:

— Какие еще могут быть эмоции, кроме невероятного сочувствия Сергею и возмущением тем, что произошло. Любые проблемы, которые возникают, надо решать нормальным, цивилизованным, человеческим способом. А этот случай ну ни в какие рамки не входит!

— Неужели так сладок этот пост (худрука балета), что за него надо бороться таким способом?

— Мы пока не знаем — они ли это сделали, те, кто борется за этот пост. Так что постановка вопроса не совсем правильная: обвинять пока некого. Но что бы ни было причиной, так себя вести нельзя — это за гранью. Что касается поста — это только сторонним наблюдателям кажется, что это сладкий хлеб: тяжелейшая работа и невероятная ответственность, тем более, в таком театре как Большой.

Московский комсомолец


Добавить комментарий

Или

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>