А кому сейчас легко?

«Хованщина» в Стасике предпочитает не показывать, кто виноват, и не говорит, что делать. Впервые в своей жизни театр имени Станиславского и Немировича-Данченко обратился к «Хованщине», великой драме Мусоргского, название которой общеизвестно, а смысл — туманен. Впрочем, впервые или не впервые — не столь уж важно. С некоторых пор два конца улицы Большая Дмитровка, ведущей от … Читать далее А кому сейчас легко?